Логотип ZooAtlas.ru Атлас собак ZooAtlas.ru Атлас кошек ZooAtlas.ru Атлас обитателей аквариума ZooAtlas.ru Атлас птиц ZooAtlas.ru Атлас экзотических животных ZooAtlas.ru
питомники собак, питомники кошек






Разведение спаниелей в России

Разведение спаниелей в России



29.09.2009

В Европе спаниели были достаточно распространены и весьма успешно использовались на охоте. В России также уже с середины XVIII в. стали появляться экземпляры различных спаниелей, но в качестве охотничьих собак их не использовали, им была отведена роль милых спутников на прогулках, домашних любимцев.

По-настоящему история спаниеля в России началась в 1885 году, когда страстному охотнику великому князю Николаю Николаевичу из Англии был прислан черный кокер-спаниель по кличке Дэш.

Следом за ним в России появились и другие спаниели, в основном кокеры. Приобретали их первоначально, как правило, люди состоятельные, а владельцами потомков знаменитого Дэша были только лишь представители императорской фамилии или приближенные к ним лица. Охотников среди них можно было перечесть по пальцам, да и те увлекались в основном псовыми или травильными охотами, так что «делом своей жизни» спаниелям заниматься почти не приходилось. В силу определенного консерватизма, присущего многим завзятым охотникам, в качестве охотничьих собак спаниелей не признавали достаточно долгое время.

Наиболее популярным видом охоты в России была охота «по перу» с использованием классических островных легавых: сеттеров, пойнтеров, причем как раз в тот момент имело место вытеснение местных потомков гладкошерстных русских легавых островными породами.

А иногда бывавшие тихоходными, с малым радиусом поиска, спаниели были неинтересны поклонникам охоты на вольных просторах лугов, полей, болот, среди высокой травы и кочкарника. Вести же настоящую селекционную работу с единичными экземплярами разных спаниелей не имело смысла. В первом десятилетии XX века в Петербурге едва насчитывалось в общей сложности 50 этих собак. Но тем не менее число их, особенно кокеров и в меньшей степени спрингеров, росло и на них невольно стали обращать внимание.

Показателем растущей популярности спаниелей в России могут служить Петербургские выставки охотничьих собак. Так, в 1885 г. среди всех охотничьих пород был один спаниель, императорский Дэш. В 1890 г. из Англии был привезен кокер-спаниель Джим, в 1891 г. — суссекс, в 1900 г. на выставке, проводившейся в Михайловском манеже, экспонировалось уже 20 спаниелей: 7 кокеров, 1 спрингер, 3 фильда, 4 кламбера и 5 особей, называвшихся просто спаниелями. А в 1910 г. было продемонстрировано уже 49 спаниелей; среди них преобладали черные (потомки Дэша), черно-подпалые, трехцветные кокеры.

Также на этой выставке можно было встретить желто-пегих потомков первых кламберов и впервые появившихся черно-пегих (белых с черными пятнами) и черно-пегих шиммель (с черным крапом и мазками, иначе говоря, серо-мраморных).

В последующие 10 лет наблюдалось явное падение интереса к этой группе собак, что скорее всего было связано с отсутствием выраженных породных типов. Начиная же с середины 1920-х гг. прошлого века спаниели снова привлекли к себе внимание любителей охотничьих собак.

В это время появились в России 2 великолепных кокера: черно-пегая сука Рези Вельд-мана и знаменитый черный Джолли из Шотландии, сыгравший в истории российских спаниелей роль не меньшую, чем знаменитый Дэш.

Надо сказать, что появление в Петрограде этого кобеля чуть не стало роковым для всего поголовья спаниелей в этом регионе. Джолли был настолько хорош, что его стали неумеренно использовать в вязках, в результате 90% всех спаниелей, показанных в 1926 г. на Ленинградской выставке, являлись его родственниками.

Спаниелями в Ленинграде в то время занимался С. П. Миклашевский, очень образованный человек и страстный охотник, фанатично преданный этой породе собак. Видя, что из-за неумеренного инбридинга знаменитого Джолли ленинградское поголовье заходит в тупик, он выписал из Германии еще двух производителей: черно-пегого полукокера-полуспрингера Альба фон Блюменталь и черного кокера Цезаря фон дер Шмих. Вот эти два немецких кобеля вместе с шотландцем Джолли заложили породную основу не только ленинградских, но и московских русских спаниелей.

Таким образом, уже к концу 1920-х гг. чистокровных спрингеров и кокеров в России практически не было, за исключением тех, которые были привезены из-за границы, да и то Альфа фон Блюменталь был, как уже упоминалось, помесью. Так что на тот момент речь скорее всего могла идти не о породе, а о типе кокера или спрингера.

Согласно результатам работы экспертов, принимавших участие в судействе выставок в то время, сложно было встретить разграничения этой группы по породам. Но нашлись энтузиасты, истинные ценители этой породы, которые вели целенаправленную работу по формированию нового типа спаниеля.

Массовый завоз спаниелей в Россию, особенно в Москву, начался после Великой Отечественной войны, поэтому, если судить о формировании породы российских охотничьих спаниелей по появлявшимся в печати статьям того времени, то создается превратное впечатление, что порода начала формироваться только в начале 1950-х гг.

На самом деле к концу 1920-х гг. в Ленинграде существовало немалое поголовье достаточно похожих по экстерьеру собак, то есть уже смело можно было говорить о новом породном типе спаниеля.

Новый тип российского спаниеля, в особенности ленинградское поголовье, создавался на основе четкой и продуманной селекционно-племенной работы, которую проводили уже упоминавшийся С. П. Миклашевский, С. Н. Линчевский, Д. Л. Шведе, А. С. Любош, а в послевоенные годы — А. С. Любош и Н. Е. Поликарпов, Это были в высшей степени образованные, интеллигентные, грамотные в вопросах кинологии люди, сумевшие собрать возле себя таких же энтузиастов и пропагандистов подружейной охоты со спаниелем; среди них были и В. В. Бианки, и Е. И. Чарушин, с детства хорошо известные всем любителям художественной литературы о природе. К сожалению, никого из них уже давно нет в живых.

Таким образом, порода создавалась целенаправленно, на научной основе. При этом заводчики внимательно изучали опыт работников ведущих кинологических питомников мира.

1929 г. — это год проведения первых полевых испытаний спаниелей по боровой и болотной дичи. Победителями вышли «боровые» охотники, видимо, сказалась кровь привозных кокеров из Германии.

В 1929 г. на проводившейся в Ирландии выставке член экспертной комиссии судья Хислин отметил, что представители ленинградского поголовья «отличаются сухими, хорошего рисунка, элегантными головами, свободными энергичными движениями, крепкими колодками», и дал им в своем заключении самую положительную оценку.

В 1930-х гг. в Ленинграде появилось несколько привезенных из Европы спрингеров, свежая кровь которых оказала благотворное влияние на увеличение роста и выеоконогости российских собак породы спаниель.

К концу 1930-х гг. спаниели уже завоевали любовь россиян. Однако не все шло гладко. Небольшие, очень симпатичные собачки типа кокер неожиданно стали модными среди женщин, и спаниели оказались под угрозой превращения в комнатных собачек. Сразу началась некоторая декоративизация экстерьера: заметно снизился рост, шерсть приобрела волнистость и даже кудрявость. Это отметил и известный эксперт А. С. Тюльпанов, неоднократно в то время судивший спаниелей на выставках.

В то же время немногочисленные спаниели типа спрингер по-прежнему оставались в мужских руках, в большей степени использовались на охоте, сохраняя свой «рабочий» облик. Именно они впоследствии и оказали влияние на облик современного русского охотничьего спаниеля.

Вместе с тем кровь кокеров и спрингеров все больше смешивалась, продолжалась работа по созданию собаки небольшого роста, но относительно длинноногой. Потомков спаниелей разных пород, завезенных в Россию в конце позапрошлого века, старались максимально приспособить к охоте на российских болотах и заливных лугах.

Ленинградские спаниели по своей численности не уступали другим подружейным группам пород, история использования которых в России была намного более давней. На предвоенных выставках в Ленинграде экспонировалось от 30 до 33 спаниелей. Немалым в те годы было и поголовье этих собак в Москве и Свердловске (сегодняшнем Екатеринбурге).

В 1939 г. спаниелисты отметили десятилетие со дня первых полевых испытаний, итог которых был весьма обнадеживающим — 98 рабочих дипломов, что было совсем неплохо для формирующейся охотничьей породы.

Неизвестно, как сложилась бы дальнейшая судьба будущего русского спаниеля, если бы не Великая Отечественная война. В Ленинграде на последнюю предблокадную выставку (20—22 июня 1941 г.) было записано 33 спаниеля, выведено — 5. Многие владельцы охотничьих собак сразу после выставки отправлялись в военкомат записываться добровольцами на фронт. Открывалась новая, печальная страница в истории породы. Не вернулся с фронта неутомимый натасчик, известный спаниелист Н. В. Бычков, умер в блокаду С. Н. Линчевский, погиб Д. Л. Шведе.

Ощутимый урон понесло кровное собаководство во время войны, на несколько лет приостановилось и выведение новой породы — русского охотничьего спаниеля. Очень небольшое количество спаниелей, да и других породистых собак выжило после войны, но от них уже в марте 1945 г. появилось первое чистокровное, породистое потомство. Новое поколение несло в себе кровь уже упоминавшихся Альбы фон Блюменталь, Цезаря фон дер Шмих и Джолли. Полученные в результате черно-пегие собаки внешне представляли собой помесь спрингеров и кокеров.

Спаниели нового поколения черного окраса были ближе к настоящим кокерам. К сожалению, в последующие послевоенные годы поголовье спаниелей и в Ленинграде, и в Москве стало очень разнотипным из-за ввозимых трофейных спаниелей.

Многие собаки привозились без документов, среди них были В основном кокеры, но встречались и типичные суссексы, кламберы и фильды, а также спрингеры. Были и прекрасные экземпляры с длинными родословными, и собаки, принадлежность которых к какой-либо конкретной породе спаниелей определить было достаточно сложно, чье происхождение было сомнительным.

Для того чтобы вести племенную работу с отдельными породами, нужен был качественный племенной материал, тем более что сформированный в довоенные годы тип российского спаниеля существовал, и главной задачей стало не потерять его в потоке бессистемно завозимых собак, но в таковом материале также ощущалась нехватка.

В Москве разведением спаниелей занимался прекрасный знаток породы и один из опытнейших экспертов В. Л. Вагин, и хотя по некоторым вопросам взгляды на породу у москвичей и ленинградцев расходились, генеральное направление в создании русского спаниеля было единым. Обмен племенным материалом под руководтвом Вагина способствовал выработке единообразия среди российского поголовья, формировавшегося в ведущих кинологических центрах, прежде всего в Москве и Северной столице.

Первый стандарт на новую отечественную породу охотничьих собак — русского охотничьего спаниеля — был утвержден в 1951 г. и, несмотря на усмешки многих противников этой породы, считавших, что название «русский спаниель» само по себе звучит несколько несуразно, порода состоялась, завоевывая с каждым годом все больше и больше приверженцев.

В 1966 г. появился несколько измененный, обновленный стандарт, и хотя по показателям высоты, собаки по-прежнему наблюдалось много несоответствий, отсутствовало единоообразие, стандарт содержал много спорных определений, неточностей в описании экстерьера, допускал различные толкования недостатков, он все же был принят.

Данный стандарт допускал значительную разнокачественность в породе, что способствовало появлению региональных типов, настолько заметно отличающихся друг от друга, что порой вызывало сомнение, одна и та же ли это порода.

По этой причине экспертам на выставках иногда бывало достаточно трудно объяснить владельцам собак и руководителям породы, почему их собаки далеки от желаемого типа. В 2001 г., когда первому стандарту данной породы исполнилось 50 лет, был подготовлен проект нового, в большей степени отвечающего задачам совершенствования породы.

Русский охотничий спаниель / Е.А. Константинова. — М.: Вече, 2005. — С. 8—14.

ЗооАтлас.ру
Тоже интересно
Памятник собаке. Вечная преданность. Часть 3
ZooAtlas.ru продолжает рассказывать о памятниках и скульптурных композициях, посвященных собакам. В третьей части собраны истории 19 монументов.
Биоритмы и здоровье домашних животных
Биологические ритмы обеспечивают максимально эффективное функционирование и чередование периодов активности и отдыха всех органов и систем
Выбор собак для питомника
Развитие породы больше зависит от нашего правильного подбора кобелей, чем от подбора сук. На уровне отдельного питомника суки обладают исключительно большим значением, но даже здесь средняя сука менее важна, чем средний кобель.
Видеосюжет: интеллектуальные способности собак
В этом видеоролике вы познакомитесь с преемницей Рико, который умел опознавать более 200 предметов по их названиям, бордер-колли по кличке Си Джей.
Качество социального контакта хозяина и собаки: примеры негатива
Почему собака нас не понимает, или что нужно исправить в нас самих, чтобы стать собаке другом.
Дизайн: antonsobolev.com

Rambler's Top100

ЗооАтлас — добрые новости, статьи о животных и птицах, атласы пород собак и кошек, виды аквариумных рыбок, грызунов, экзотических домашних зверей.
При полном или частичном использовании материалов активная индексируемая ссылка на ZooAtlas.ru обязательна.
© 2008—2018 ZooAtlas.ru
Написать редактору ZooAtlas.ru