Логотип ZooAtlas.ru Атлас собак ZooAtlas.ru Атлас кошек ZooAtlas.ru Атлас обитателей аквариума ZooAtlas.ru Атлас птиц ZooAtlas.ru Атлас экзотических животных ZooAtlas.ru
питомники собак, питомники кошек






Историко-лингвистическое исследование происхождения южнорусской овчарки

Историко-лингвистическое исследование происхождения южнорусской овчарки



13.05.2009

1. Общие сведения

Научное описание новороссийской овчарки принадлежит профессору Александру Александровичу Браунеру, работавшему в 1923—1925 годах научным сотрудником в зоопарке Аскании-Нова, в 1933—1935 годах — консультантом в НИИ гибридизации и акклиматизации «Аскания-Нова», а в 1936 году — заместителем директора зоопарка.*

Эта порода собак широко известна как южнорусская овчарка, а у академика М. Ф. Иванова (1935, с.683) она названа также южноукраинской. Название же «новороссийская» порода получила по основному ареалу ее разведения. Со второй половины XVIII в. до 1917 г. Новороссией официально называлось Северное Причерноморье. Состав земель, входивших в Новороссийский край, неоднократно менялся. У В. И. Даля (1956, с. XXXIII) к нему относятся Херсонская, Екатеринославская, Таврическая и Бессарабская губернии. До Первой мировой войны у крупных овцеводов и на хуторах юга Украины степных и черноземных губерний Центральной России и Кубани насчитывалось несколько десятков тысяч южнорусских овчарок. Они использовались для охраны больших отар овец от волков, а также для охраны дворов, амбаров, садов и т. п. Перед войной лучшие экземпляры имелись в довольно большом количестве в имении Аскания-Нова, принадлежавшем Ф. Э. Фальц-Фейну, но в войну они частью были уничтожены, частью разошлись по окружающим селам. В 30-е годы они еще сохранялись в самом незначительном количестве и в полутипичном состоянии (Браунер, 1922, с. 218—219; Вайсман и др., 1936, с. 110).

В эти годы в Аскании-Нова южнорусская овчарка использовалась в овцеводстве. Акад. М. Ф. Иванов (1935, с. 683) писал, что при каждой отаре содержится 3—4 чабанские собаки, которые надежно охраняют овец от хищников. Дрессированные же собаки-овчарки в странах Америки, в Англии и других являются хорошими помощниками пастухов в управлении отарой.

В Западной Европе, где некогда были широко распространены породы, совершенно тождественные, по мнению А. А. Браунера (1922, с. 218, примеч.), новороссийской — немецкий шафпудель из Вестфалии, древненемецкая длинношерстная овчарка южной Германии, французская овчарка (см. рисунки французской и южнорусской овчарок (Кулешов, 1902), и древнеанглийская (см. Stephanitz, 1905) — эти породы уже давно вытеснили другие, более пригодные пастушьи собаки (Браунер, 1922, с. 218; Вайсман и др., 1936, с.110). Постепенно в Украине и Крыму с уничтожением волков их место занимали овчарки пули и пуми и дворняжки (Шерешевский, 1973), и породы исчезли.

2. Общий вид и стандарт новороссийской овчарки

Известный знаток собак зоолог Л. П. Сабанеев (1844—1898) так описал южнорусскую овчарку: «Собака большого, даже громадного роста, с удлиненным вальковатым туловищем и круглою мордою, густо обросшею длинной псовиной (шерстью), без резкого выдела бровей, усов и бороды, как у пуделя; уши небольшие полувисячие, почти совершенно прикрыты шерстью. Псовина на всем теле, не исключая и ног, имеет большое сходство с овечьим (грубошерстным) руном и такое же свойство сваливаться войлоком. Чем она длиннее, тем собака типичнее.

Масть преимущественно белая, также серая, грязного оттенка«(Сабанеев, 1895, № 3, с. 37). К этой характеристике А. А. Браунер (1922, с.219) добавляет, что у новороссийской овчарки «очень длинный и мохнатый хвост; на голове же находится такая длинная шерсть, что закрывает глаза, нависая со лба; вследствие этой сильной оброслости голова кажется широкой и короткой, в действительности, она длинная и узкая, волчья.» Длинная густая шерсть на всем туловище и на хвосте овчарки ценится потому, что позволяет ей во время холода и вьюги лежать прямо на снегу, охраняя стадо или овчарню (Кулешов, 1902).

В. Л. Вайсман (Вайсман и др., 1936, с.111) так описывает общий вид породы: «Южнорусская степная овчарка по своему строению представляет собаку средней величины, удлиненного мощного сложения, с хорошо развитой мускулатурой. Высота в плече кобеля 62—70 см; суки — 60—64 см. Злобность, настороженность, остро развитый слух, чутье и зрение при наличии густой лохматой шерсти, делающей ее несколько неуклюжей, позволяют использовать эту собаку для караульно-сторожевой службы. Основная служба этой породы — охрана овечьих стад».

В. А. Вайсман дал следующий стандарт (совокупность идеальных экстерьерных требований, предъявляемых к породе; экстерьер — совокупность характерных внешних признаков, по которым определяют принадлежность собаки к той или иной породе) южнорусской овчарки:

«ГОЛОВА. Благодаря густой шерсти по внешности кажется широкой и короткой, в действительности же она длинная и узкая. Лобная часть несколько широка. Скулы несколько выдаются. Щипец хорошо развит, с крепкими челюстями. Спинка носа прямая и хорошо развитая, с соответствующими величине носа ноздрями всегда темного цвета. Зубы белые и крепкие.

ГЛАЗА — большие, чаще круглой формы, темного цвета, близко поставленные, закрываются свисающей со лба шерстью.

УШИ — треугольной формы, средней величины, низко посажены по направлению к скуловой части черепа, почти совершенно прикрыты длинной густой шерстью.

ШЕЯ — мощная, хорошо развитая, короткая.

ТУЛОВИЩЕ — несколько удлиненной формы, с небольшой высокозадостью. Спина прямая, умеренно длинная, крепкая. Почечная часть хорошо развита, сбоку кажется несколько провислой. Круп хорошо развит, чуть приподнятый, с небольшой покатостью по направлению к корню хвоста. Грудь широкая и глубокая, с хорошо развитыми закругленными ребрами, доходящими до локотков. Живот развит и достаточно подтянут. Хвост длинный, мохнатый, носится вниз, с наклоном несколько вправо или влево, а иногда слегка загнутым или кольцом.

ПЕРЕДНИЕ КОНЕЧНОСТИ. Лопаточно-плечевой рыча, косо поставленный, развитый и заполненный крепкими мышцами; предплечье мощное, прямое и покрыто шерстью. Запястье и пясть хорошо развитые, с небольшим углом по направлению к лапам.

ЗАДНИЕ КОНЕЧНОСТИ. Тазобедренный рычаг сильный и хорошо развит. Бедро широкое, крепкое, хорошо развитое и несколько косо поставленное по направлению к голени. Голень широкая и хорошо развитая в верхней части. Хорошо развит скакательный сустав, развита заплюсна; мощная плюсна образует небольшой угол по направлению к лапам.

ЛАПЫ — крепкие, в комке, с темными ногтями.

ОКРАС — чаще всего белый, темный, светло- и темно-серый, реже — рыжий, коричневый, еще реже — черный. Допускается подпал у рыжих, коричневых и грязно-серых.

ШЕРСТЬ — большая, густая и волнистая. Волос плотный и несколько жесткий. Подшерсток густой и светлый.

НЕДОСТАТКИ: узкий по внешности череп, короткий щипец, слабо развитый и светлый нос, маленькие глаза светлого цвета, слабо развитый костяк, изъяны в механизме движения, короткая шерсть и т. д.«

3. Происхождение породы и ее названия

Известный немецкий кинолог В. Штефаниц (Stephanitz) выделял пять генеалогических типов собак. К четвертому типу, происшедшему от волка, от относил некоторые разновидности лайки, дога, боксера, сенбернара, пастушьих собак Востока и Юга и собак-погонщиков (Вайсман и др., 1936, с.88). Новороссийскую овчарку с волком, особенно степным, сближает А. А. Браунер (1922, с.219—220), который считает, что к волку она стоит значительно ближе, чем ископаемая собака бронзового века (Canis matris optimae), с которой сближали овчарку другие ученые.

Новороссийская овчарка схожа с волком по следующим параметрам:
1) анатомической лицевой оси (65,3% у овчарки и 65% у волка); 2) орбитно-лицевой длине (49,7% и 49,5%); 3) длине костного неба (54,2% и 54,2%); 4) длине носового шва (38,3% и 37,8%); 5) ширине носовых спереди (10,7% и 10,4%); 6) наибольшей ширине морды (35,3% и 36,2%); 7) наибольшей ширине неба (30,1% и 30,2%); 8) по заглазной ширине лба (18,5% и 19,5%); 9) наибольшей ширине черепа (29,1% и 29,6%); 11) наибольшей затылочной ширине (37,6% и 37%); скуловой ширине (57,9% и 58%).

С волком она не сходна в: 13) лобной ширине (32% и 28,6%); 14) ширине морды между клыками (22,3% и 20,8%); 15) анатомической мозговой оси (55,1% и 52,2%); и 16) высоте черепа (30,9% и 29,7%). Это несходство объясняется влиянием одомашнивания: морда делается шире, анатомическая мозговая ось и высота черепа — больше.

Очень близка к кровной новороссийской овчарке и волку, как и все кровные брудастые (косматые) породы гончих, имеющих восточное происхождение, костромская гончая, у которой следующие показатели перечисленных выше параметров: 1) 62,8%; 2) 49,3%; 3) 55,5%; 4) 38,2%; 5) 11,5%; 6) 38,2%; 7) 32,9%; 8) 18,6%; 9) 29,6%; 10) 37% 11) 37,9%; 12) 57%; 13) 33,1%; 14) 23,5% и 15) 55,5%. (В печатной версии статьи, опубликованной в журнале «О собаках», первая часть этого абзаца пропущена, текст восстановлен на основе рукописи. — Е. А.)

Считалось, что в Россию южнорусская овчарка была завезена из Европы вместе с мериносовыми овцами, приобретаемыми овцеводами для улучшения своих стад (Вайсман и др., 1936, с.110). Однако, как уже говорилось, А. А. Браунер считал эту породу аборигенной. С. В. Безобразов (1897) полагал, что от южнорусской овчарки, вероятно, происходят венгерские и немецкие брудастые овчарки, куцые английские овчарки (bobtail) и французские овчарки (chien de Brie).

По данным археологии, такие современные породы собак, как пули (венг. puli — «маленькая овчарка»), кувач (венг. kuvasz — «дворняжка») и командор ( венг. komondor — «овчарка с длинной курчавой шерсть») были в средние века распространены от Монголии до Центральной Европы (Bokony, 1974, p.333). Череп собаки породы комондор (это название породы появилось довольно поздно, в XVI веке) был найден в Венгрии при раскопках деревни XV-XVI вв. (Там же, p.333). Порода командор, видимо, близка новороссийской овчарке.

Для решения вопроса о происхождении новороссийской овчарки очень ценным свидетельством представляется подпись под фотографией, помещенной в книге Вольдемара фон Фальц-Фейна «Аскания-Нова» (Falz-Fein, 1930, Tafel 67). На фотографии изображены опустившийся на колено чабан и две новороссийские овчарки (вид в профиль и в три четверти). Подпись «Hinterhunde (Schafpudel, gennant Baraki)» означает «Овчарки (шафпудель, называемый бараки)».

«Бараки» — это, несомненно, форма множественного числа от «барак», т. е. Фальц-Фейн привел местное, бытовавшее в Аскании-Нова, название новороссийской овчарки.

Термином «барак» новороссийскую овчарку, разумеется, называли ногайцы — прямые потомки кипчаков-половцев, некогда заселявших евразийские степи от Иртыша на востоке до Дуная на западе. До присоединения Крымского ханства в 1874 году к Российской империи степи Северного Причерноморья были заняты ногайцами, делившимися на Буджакскую, Едисанскую, Едичкульскую и Джембойлукскую орды. Часть бывших буджакских ногайцев (Киргизская орда) переселилась в Северное Присивашье, где ногайцы жили до 1867 года (Скальковский, 1867; Сергеев, 1912, а; 1912, б). Территория Киргизской орды располагалась между владениями «Аскания-Нова» герцога Ангальт-Кетенского, купленными у герцога в 1856 году Фридрихом Фейном (см. Falz-Fein, 1930. Karte «Die Herzohlichen Landerien in Taurien»), и Сивашом.

Ногайы разводили овец, которые занимали центральное место в их скотоводческом хозяйстве и для охраны которых нужны были овчарки. Так, например, в племени адай казахов Младшего жуза чабан имел при себе одну или нескольких собак, которые надежно охраняли от волков отару в степи (Букейнхан, 1927, с. 70).**

В Асканию-Нова и другие овцеводческие имения и хозяйства овчарки-бараки могли попасть от ногайцев, нанимавшихся в чабаны. Имена ногайцев-чабанов сохранились в названиях кошар в имении Аскания-Нова: Джембек-сарай, Табунчийский сарай, Бекер-сарай, Шокарев сарай, Кураева кошары, — а также в названии Алтазин колодец. Второе название Аскании-Нова — Большие Чаплы (нем Gross Tschaply) — представляет собой полукальку ногайского названия этой местности — ног. Уьлкен Чоьпли — «Большое Заросшее (озеро)» (Бушеков, 1980).

Продав свое имени, герцог Ангальт-Кетенский половину своего табуна ногайских степных лошадей, насчитывавшего 584 головы, отправил в сопровождении некоего Бема и пяти табунщиков-ногайцев в Германию, где все лошади были раскуплены в один день. Ногайцы произвели большое впечатление на немцев своей удалью, ловкостью в езде и набрасывании арканов (Гибер-фон-Грейфенфельс, 1903, с.4—5).

Ногайское слово «барак» имеет значение «овчарка», «собака с лохматой шерстью» (вообще) и «волосатый, мохнатый, лохматый» (Баскаков, 1963, с. 70). Это древнее тюркское слово приведено в знаменитом «Словаре тюркских языков» Махмуда Кашгарского (XI в.). У Махмуда Кашгарского слово «baraq» значит — «собака с лохматой и длинной шерстью, отличающаяся необычайной стремительностью и ловкостью, считается лучшей среди охотничьих собак» (Древнетюркский словарь, с.83).

Этот термин представлен во многих языках: киргизское слово «барак» — «лохматый, косматый, с длинной шерстью», «барат ит» — «длинношерстная собака» (Юдахин, 1965, с.109), казахское «барак» — «порода собаки», турецкое «barak» — «с длинной густой шерстью, волосатый (о животных)», «порода охотничьих собак» (Турецко-русский словарь, с.95), старописьменное монгольское «бараг», калмыкое «бар(а)г, бар(а)г ноха» — «дворняжка, сторожевая собака», «порода косматых собак» (Ramstedt, 1936, s. 84), персидское «бораг» — «пушистый» (о кошке). Косвенным свидетельством того, что овчарка-барак имелась у половцев, можно считать имя Барак половца, племенного киевским князем Святославом в 1184 году. Это имя Н. А. Баскаков (1985, с.74, 82, 153) объясняет из тюркского «baraq» — «лохматая собака».

Таким образом, имеются как биологические, как и историко-лингвистические доказательства местного, аборигенного происхождения новороссийской породы собак от охотничьих и пастушеских брудастых собак, разводимых кочевниками евразийских степей.

4. Изображения новороссийской собаки

А. А. Браунер (1922, с.219, примеч.) указал, что лучшим рисунком новороссийской овчарки является ее изображение в В. Штефаница (Stephanitz, 1905, s.31). Рисунок (вид в профиль) южнорусской овчарки приведен в статье П. Кулешова (1902, с.195). О фотографии в книге В. Фальц-Фейна говорилось выше. В книге М. Ф. Иванова «Овцеводство» (1935) приведены три фотографии; 1) Рис. 289 «Двухколесная чабанская арба у колодца в степи в Аскании-Нова» на стр. 681 (рядом с чабаном стоят две овчарки, вид в три четверти); 2) Рис. 290 «Четырехколесная чабанская арба в Аскании-Нова» на стр. 682 (рядом с чабанами стоят две овчарки, вид в три четверти); 3) Рис. 292 «Южноукраинская овчарка в Аскании-Нова» на стр. 683 (стоящая собака, вид в профиль, за ней чабан на коленях; они же изображены на рис. 289).

В книге В. Л. Вайсмана и др. (1936) на стр. 111 имеется рис. 48 «Южнорусская овчарка» (собака сидит, вид спереди).

ЛИТЕРАТУРА

БАСКАКОВ  Н. А. Ногайско-русский словарь. М., 1963, с. 562.

БАСКАКОВ  Н. А. Тюркская лексика в «Слове о полку Игореве». М.: Наука, 1985, с.207.

(БЕЗОБРАЗОВ С. В.) Овчарки. Энциклопедический словарь. СПб.: Брокгауз-Ефрон, 1897, т.21А, кн. 42, с.686.

БРАУНЕР  А. А. Животноводство: История животноводства в степной Украине. История одомашнивания. Виды и породы. Обследование животноводства. (Лекции, читанные в Одесском сельскохозяйственном институте). Одесса: Всеукраинское гос. изд-во, 1922, с.343.

БУКЕЙХАН  А. Н. Казахи Адаевского уезда // Казахи: Антропологические очерки. Л., 1927, с.59—82.

БУШАКОВ  В. А. О первоначальном названии Аскании-Нова — «Чапли» // Советская тюркология (Баку). 1980. N 1, с.50—52.

(ВАЙСМАН В. Л. и др.) Служебное собаководство. В. Л. Вайсман, Е. П. Гольц, И. Е. Израилевич, В. В. Кошелев, А. П. Мазовер, Вс. В. Языков. М.: Сельхозгиз, 1936, с.293.

ГИБЕР-фон-ГРЕЙФЕНФЕЛЬС А. В. Коневодство и коннозаводство в имениях наследников Фальц-Фейна. Перекоп, 1903, с.21.

ДАЛЬ  В. И. Толковый словарь живого великорусского языка. М., 1956; т.1.

Древнетюркский словарь. Л., 1969, с.676.

ИВАНОВ  М. Ф. Овцеводство. 3-е изд., испр. и доп. М.: Сельхозгиз, 1935, с.816.

КУЛЕШОВ  В. П. Овчарка // Полная энциклопедия русского сельского хозяйства и соприкасающихся с ним наук. СП., 1902, т.6, с.194—195.

САБАНЕЕВ  Л. Русская овчарка // Охотничья газета. 1895, № 3, с.19.

СЕРГЕЕВ  А. Ногайцы на молочных водах (1790—1832): Исторический очерк // Известия Таврической ученой архивной комиссии (ИТУАК). Симферополь, 1912а, N 48, c.1—44.

СКАЛЬКОВСКИЙ  А. А. О ногайских колониях Таврической губернии // Памятная книга Таврической губернии. Симферополь, 1867. Вып.1, с.358—415.

Турецко-русский словарь. М.: Рус. язык, 1977, с.966.

ШЕРШЕВСКИЙ  Э. Овчарки // Сельскохозяйственная энциклопедия, 4-е изд., перераб. и доп. М., 1973, т.4, с.390.

BOKONYI  S. History of Domestic Mammals in Central and Eastern Europe. Budapest: Academiai kiado, 1974, p.597.

FALZ-FEIN, Woldemar von. Askania Nova. Das Tierparadies. (Berlin): J. Neumann-Neudamm, 1930, s,324, 150 Abb., 7 Karten.

RAMSTEDT  G. J. Kalmuckisches Worterbuch. Helsinki, 1935, s.560.

STEPHANITZ  V. Der deutsche Schaferhund in Wort und Bild. 1905.

БУШАКОВ Валерий Анатольевич
Сотрудник патентного отдела Ин-та «Аскания-Нова» Украинской академии аграрных наук,
старший научный сотрудник Института востоковедения Академии наук Украины

Журнал «О собаках», # 2/1995, c. 8—10

Artkavun. kherson. ua

Статьи о породе
Южнорусская овчарка. Непростой лучший друг
Южнорусская овчарка — собака неоднозначная: за кажущейся, на первый взгляд, безобидной добродушной «болонкой-переростком» скрывается отважный, преданный, самостоятельный и порой весьма агрессивный «медведь».
Дизайн: antonsobolev.com

Rambler's Top100

ЗооАтлас — добрые новости, статьи о животных и птицах, атласы пород собак и кошек, виды аквариумных рыбок, грызунов, экзотических домашних зверей.
При полном или частичном использовании материалов активная индексируемая ссылка на ZooAtlas.ru обязательна.
© 2008—2017 ZooAtlas.ru
Написать редактору ZooAtlas.ru